0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Панно «Огненное перышко»

Панно «Огненное перышко»

Читаем Литнет БЕСПЛАТНО

Хотите читать Литнет бесплатно?
Нажимайте на кнопку и мы вышлем подборку лучших БЕСПЛАТНЫХ книг в жанре Любовное фэнтези и фантастика

    • Добавить в библиотеку
    • Мне понравилось
    • Отслеживать автора
    • Пожаловаться на книгу

Комментарий

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.

Настройки

Золотая птица счастья

Понравилась книга?

Отложите ее в библиотеку, чтобы не потерять

Понравилась книга?

Хотите получать уведомления о пополнении книги на смартфон, без регистрации ?

Push-уведомления?

С сайта https://litnet.com поступил запрос на отправку уведомлений:

Понравилась книга?

Хотите получать уведомления о пополнении книги на смартфон, не заходя на сайт ?

Читать без интернета?

Пользователи приложения читают книги нашего сайта без подключения к Интернету.

Золотая птица счастья

Ветер хлестал меня по лицу и бил по медленно сгоравшим щекам. Я чувствовала, как кожа покрывается чёрной коркой, скукоживается и опадает горсткой пепла на стылую землю. Что уж таить, я опять ощущала, как сгораю изнутри. Однако почему-то даже не подумала закричать. Может, потому что несколько раз родившись заново, уже привыкла к этой невыносимой боли пылающего внутри пожара?

Огненные крылья трепетали за спиной. Обдавая жаром, они и заставляли меня гореть, лишаясь отжившего свой век тела взрослой женщины. А ведь по всему выходит, что мне вновь придётся уходить из привычного места и опять менять свою жизнь. Наверное, я самый неудачливый феникс в мире. Ведь, однажды родившись в огне триста лет назад, я так и не сумела найти на необъятных просторах этого

Чёрные волосы тоже осыпались на землю вслед за обгоревшей кожей, заставляя меня морщиться. Помнится, в прошлой жизни они были каштановыми, а в позапрошлой белоснежными. Какими, интересно, они станут в этот раз? Может, на этот век я наконец побуду рыжей или вновь окажусь блондинкой? Хотя это не так уж и важно. Главное, что за эти новые сто лет я обязана найти того мужчину, с которым проведу все оставшиеся века. Иначе пытаться жить дальше уже не будет никакого смысла.

Постепенно сотворивший меня огонь начал пожирать и всё остальное тело. Ткань старого платья ожидаемо быстро истлела, развеявшись по ветру вместе с плотью. И вот я уже не девушка, а бесплотный дух, который вскоре снова восстанет из пепла, в который раз обретая физическую оболочку.

Было больно. Очень больно. Особенно теперь, когда тело вновь оказалось столь хрупким и маленьким, едва сдерживающим всю мощь внутреннего пламени огненной души феникса. Но мне не впервой, я справлюсь. Главное — выдержать первые несколько суток и, обретя крылья, дождаться перемещения в другую точку мира, где мне предоставится новый шанс встретить свою половинку.

Трудно сказать, как долго я росла. Казалась, я металась в бреду целые века, не имея возможности даже дотянуться до лесного озера, возле которого я и решила умирать, чтобы родиться заново. Зато когда отведённое на превращение время подошло к концу, я вдруг осознала, что действительно родилась заново. А память о минувших годах медленно, но верно начала исчезать, так знакомо обращаясь лишь в бессвязные картинки и жалкие клочки давних воспоминаний.

Постепенно я набралась сил, чтобы встать на ноги и, пошатываясь, подойти к водяной глади ближе. Невыносимо сильно хотелось погрузиться в воду с головой, ощутить её прохладу и увидеть в отражении новую себя. Аделина. Ада. Кажется, меня так зовут. Но, может, я опять ошибаюсь?

Присев на корточки, я опёрлась на дрожащие руки и заглянула в неподвижную гладь. Копируя мои движения, оттуда на меня посмотрела худенькая девушка с медово-золотистыми волосами, которые всё ещё пылали, насыщенные огненной магией. Её кожа была нежно персикового цвета, а огромные наивные глаза имели золотисто-карий оттенок. Неужто в самом деле я?

Несколько раз недоверчиво моргнув, я пощупала кончиками пальцев щёки, провела пятерней по волосам и, едва держась на ногах, всё же зашла в озеро. Честно говоря, мне всегда нравилось это ощущение обволакивающей со всех сторон воды, которая начинала недовольно бурлить и светиться, едва сталкивалась с моей родной стихией.

Пару долгих мгновений я стояла неподвижно. Мне хотелось вновь привыкнуть к привычным, но уже позабытым ощущениям собственного тела, способного чувствовать прикосновения, ощущать жар и холод, испытывать боль. А потом, пока ещё робко улыбнувшись, я позволила себе погрузиться в воду с головой, мысленно растворяясь в её прохладе.

Так дальше и полетели быстротечные дни. Я даже не замечала, как наступали закаты и приходили рассветы. Лишь порой металась в бреду и ловила губами капельки дождя, добродушно обрушившегося на эти земли с неба.

Однако так не могло продолжаться вечно. И спустя время я наконец обрела свои пылающие крылья с мягкими, но жгущими кожу неподготовленно перьями. Что это могло значить? Только одно. Пришло время перемещаться.

Читать еще:  Хитрости уплотнённой пикировки томата

Кажется, сама магия вновь вела меня, направляла, выстраивала вместо меня переход и шептала на ухо слова утешения. Так что уже вскоре я вышагнула в совершенно незнакомом месте, объятая пламенными крыльями и чистейшим огнём, что временно заменял мне одежду.

Город, где я очутилась, сразу же показался незнакомым. Чего уж таить, я мало где бывала, трепетно ожидая, когда же в место, куда занесли меня боги, приедет тот самый, единственный. На моих глазах будто всегда были шоры, заслоняющие мне весь мир. Однако теперь они отчего-то вдруг спали. И я видела красоту нового места, ощущала его скрытую силу и чувствовала упоительный привкус волшебства на губах.

Мимо меня сновали прохожие. В них я находила то таинственных русалок, то величественных ледяных духов и непокорных демонов. Были здесь и гномы с до боли знакомыми эльфами. Но чаще всего в толпе мне удавалось разглядеть тех, кого я ранее никогда не видела.

Из лёгких будто разом вышибли весь воздух. Привычный мир открылся для меня с новой стороны, а сросшийся со мной взгляд на бытие лопнул и пошёл мелкими рваными трещинками. И это скорее пугало, чем радовало. Ведь эта жизнь обещала быть совсем другой, не такой, как предыдущие. Но, может, это и есть мой подарок судьбы?

Несколько мгновений мне понадобилось, чтобы прийти в себя и сориентироваться, куда идти дальше. Судя по всему, у меня за плечами теперь нет ни гроша, даже пары жалких клочков одежды. И с этим определённо придётся что-то делать. Например, устроиться на работу. Но кем?

Я растерянно моргнула и до боли закусила губу. Все умения из прошлой жизни, кроме самых необходимых, уже исчезли из моей памяти. Весь жизненный опыт в одночасье рухнул. Иными словами, сейчас я ничего не умею. Да и к тому же ничего не знаю об этом месте. Но что тогда делать? Куда идти?

Новое в блогах

Однажды увидеть.

Он родился. родился не в одиночестве..хотя понял это не сразу.

Сразу после рождения, с первым Его криком расправились крылья двоих из-за Его плеч.

Первый — Воитель — обитал за правым плечом, крылья его были огненно-рыжи, только волна искорок (подобно синим язычкам пламени на раскалённых углях) периодически взъерошивала перья. Одно крыло было сложено за спиной, второе — как щит закрывало правую часть груди Его.

Второй — Хранитель — находился, соответственно, за левым Его плечом. Крылья, похоже, были из снежинок — искрящихся и белоснежных, лишь всполохи сияния, схожего с северным — играли перьями, как ветерок играет новогодними хлопьями снега. Одно крыло, как водится, было сложено за спиной, а второе закрывало левую часть груди новорожденного.

Там, где на Его груди два крыла соприкасались в районе сердца — периодически проскакивала искра и образовывался красивейший и противоречащий всем наукам и логике Цветок, чьи лепестки отливали одновременно и огнём, и синевой льда; излучали одновременно и жар, и леденящий холод.

Он рос — и быстро обучался. Те крылья, что за спиной, расправлялись, когда мама или папа подбрасывали Его над головой — и тогда Он замирал в воздухе на долгое, практически бесконечное, Мгновение..Он парил..

Те же крылья, что прикрывали Его, как доспехи, спереди — использовались по-другому.

Когда Он делал сверхусилие — и совершал какое-то новое, трудное для себя действие — перо из огненного крыла вылетало, раскалялось добела, и, упав на землю, мгновенно вспыхивало, превращаясь в пепел. Оно обдавало жаром вдохновения и побед Его, а также всех, кто находился рядом.

Когда же нечто опасное угрожало Ему — вылетало уже перо белоснежного цвета, превращалось в огромный мыльный пузырь, который обволакивал Его, пока опасность не проходила. Затем, мигнув на прощание всполохом северного сияния, пузырь лопался.

Зачастую эти действия происходили одно за другим — сами понимаете, открытие того, что шпилька свободно проходит в розетку и при этом больно ударяет чем-то в руку — не проходит без последствий. И только Хранителю известно — какой величины перо было потрачено на то, чтоб ожог получился размером с булавочную головку и лишь напугал.

К тому времени, как Он научился внятно говорить — Он уже понял, что взрослые крыльев не видят (хотя у самих такие же есть), о них не говорят, да и вообще разговоры о «крыльях за спиной» — не очень приветствуются.

Примерно к тому моменту, как ему исполнилось 7 лет, Он понял, что сильно поредевшее оперенье крыльев можно восстанавливать.

Огненно-рыжие восстанавливались Мечтанием. Да-да! Не удивляйтесь!

Но не обычным «витанием в облаках» — только тщательно, до мельчайших деталей продуманная Мечта могла стать пером в крыльях Воителя.

С белоснежным оперением Хранителя было намного проще. Надо было «всего-то» отпустить обиду, искренне простить кого-то. И тогда, одновременно со вздохом облегчения и — дзинь! — с красивым звоном, в белоснежном крыле появлялось ещё одно, сияющее северным морозцем перо. Большая обида — маховое перо, маленькая обидка — малое кроющее.

Он рос, взрослел, учился, развивался — случались и перекосы.

Иногда красное оперение на его «доспехах» преобладало — Цветок в центре пылал жаром, раскаляя щёки и сознание, заставляя двигаться и находить, а найдя — преодолевать препятствие за препятствием, увлекая за собой тех, кто рядом .

Читать еще:  Брелок в якутском национальном стиле

Когда преобладало белоснежное оперение — Цветок искрился холодной, безмолвной, спокойной ледяной красотой всех Снежных Королевств. Но очень быстро сердце начинало замерзать под такой ледяной бронёй, биться реже, близкие уже не могли достучаться через красоту ледяных кристаллов до него — и тогда Он спохватывался и начинал Мечтать (как мы помним — именно это восстанавливало огненное оперение).

Однажды Он встретил Её. И снова крылья за Его спиной развернулись, как когда-то в детстве, когда папа подкидывал Его к потолку — и Он парил..долгие, бесконечные мгновенья Счастья.

Оперение Её «доспехов» было сильно потрёпано. Мало того, даже крылья за Её спиной сильно поредели — видимо перья оттуда тоже использовались, а восстанавливать их Она не умела (или забыла, как это делается).

Он попытался рассказать Ей о такой возможности — но Она не поверила ему. Впрочем, как и другие, с кем Он пытался говорить на эту тему.

Тогда Он оставил разговоры на эту тему, но остался рядом — ибо только рядом с Ней Он всегда парил на несколько сантиметров над землёй. Его крылья были так сильны, что Он мог, взяв за руки — поднять над землёй и Её, увлекая в Полёт Счастья. Он поощрял Её попытки Мечтать — и очень радовался, когда видел ещё одно маленькое новое огненное пёрышко в крыле Её Воителя. Кроме этого — Он всегда старался находиться рядом в трудные для Неё мгновения, принимая удары на себя, чтоб Её Хранитель мог сохранить своё оперение — Его Хранителю такие удары сдержать было проще, да и восстанавливать оперение Он умел. Постепенно и Она научилась прощать — просто потому, что отправляться в Полёт Счастья легче без «камней обид» за пазухой. И с каждым прощением — в оперении Её Хранителя появлялось ещё одно красивое белоснежное, с переливом северного сияния, перо. Иногда Она даже слышала лёгкое «дзинь!» при его появлении — но не верила своим ушам.

Она была очень благодарна Ему за Полёты Счастья, за то спокойствие и воодушевление, что пришло в Её Жизнь вместе с Его появлением. С тревогой смотрела Она, как кидается Он в очередную Битву Жизни, готовая броситься Ему на помощь (Она ещё помнила, как сама билась в таких битвах в одиночку, и как сложно было выжить). Останавливало одно — Он никогда не просил Её помощи. И Она не знала — то ли потому, что не считал Её способной, то ли потому, что не считал себя, как Мужчину, вправе просить такой помощи.

Однажды, уходя в такую очередную Битву, Он сказал: «Тебе понадобится», и, сорвав что-то невидимое со своего плеча, приложил раскрытую ладонь к Её груди.

Поцеловав Её, как всегда, когда уходил из дома, Он ринулся в Битву.

Тонкая цепочка кровяных пятнышек потянулась за ним вслед (а как вы думали? вырвать из-за плеча Хранителя — без крови не получится!) — и тут Она УВИДЕЛА!

И поняла, что эта Битва — одна из Главных в Его Жизни, и проиграй Он — под угрозой и Она тоже, и Ей тогда понадобится ВСЁ оперение Её Хранителя. Но Она не успела его восстановить, да и не умеет пока. Поэтому Он отдал Ей своего Хранителя.

Она прижала Его Хранителя к груди и кинулась туда, где звенели в Битве мечи..

Новое в блогах

Однажды увидеть.

Он родился. родился не в одиночестве..хотя понял это не сразу.

Сразу после рождения, с первым Его криком расправились крылья двоих из-за Его плеч.

Первый — Воитель — обитал за правым плечом, крылья его были огненно-рыжи, только волна искорок (подобно синим язычкам пламени на раскалённых углях) периодически взъерошивала перья. Одно крыло было сложено за спиной, второе — как щит закрывало правую часть груди Его.

Второй — Хранитель — находился, соответственно, за левым Его плечом. Крылья, похоже, были из снежинок — искрящихся и белоснежных, лишь всполохи сияния, схожего с северным — играли перьями, как ветерок играет новогодними хлопьями снега. Одно крыло, как водится, было сложено за спиной, а второе закрывало левую часть груди новорожденного.

Там, где на Его груди два крыла соприкасались в районе сердца — периодически проскакивала искра и образовывался красивейший и противоречащий всем наукам и логике Цветок, чьи лепестки отливали одновременно и огнём, и синевой льда; излучали одновременно и жар, и леденящий холод.

Он рос — и быстро обучался. Те крылья, что за спиной, расправлялись, когда мама или папа подбрасывали Его над головой — и тогда Он замирал в воздухе на долгое, практически бесконечное, Мгновение..Он парил..

Те же крылья, что прикрывали Его, как доспехи, спереди — использовались по-другому.

Когда Он делал сверхусилие — и совершал какое-то новое, трудное для себя действие — перо из огненного крыла вылетало, раскалялось добела, и, упав на землю, мгновенно вспыхивало, превращаясь в пепел. Оно обдавало жаром вдохновения и побед Его, а также всех, кто находился рядом.

Читать еще:  Заколка «Оранжевая бабочка»

Когда же нечто опасное угрожало Ему — вылетало уже перо белоснежного цвета, превращалось в огромный мыльный пузырь, который обволакивал Его, пока опасность не проходила. Затем, мигнув на прощание всполохом северного сияния, пузырь лопался.

Зачастую эти действия происходили одно за другим — сами понимаете, открытие того, что шпилька свободно проходит в розетку и при этом больно ударяет чем-то в руку — не проходит без последствий. И только Хранителю известно — какой величины перо было потрачено на то, чтоб ожог получился размером с булавочную головку и лишь напугал.

К тому времени, как Он научился внятно говорить — Он уже понял, что взрослые крыльев не видят (хотя у самих такие же есть), о них не говорят, да и вообще разговоры о «крыльях за спиной» — не очень приветствуются.

Примерно к тому моменту, как ему исполнилось 7 лет, Он понял, что сильно поредевшее оперенье крыльев можно восстанавливать.

Огненно-рыжие восстанавливались Мечтанием. Да-да! Не удивляйтесь!

Но не обычным «витанием в облаках» — только тщательно, до мельчайших деталей продуманная Мечта могла стать пером в крыльях Воителя.

С белоснежным оперением Хранителя было намного проще. Надо было «всего-то» отпустить обиду, искренне простить кого-то. И тогда, одновременно со вздохом облегчения и — дзинь! — с красивым звоном, в белоснежном крыле появлялось ещё одно, сияющее северным морозцем перо. Большая обида — маховое перо, маленькая обидка — малое кроющее.

Он рос, взрослел, учился, развивался — случались и перекосы.

Иногда красное оперение на его «доспехах» преобладало — Цветок в центре пылал жаром, раскаляя щёки и сознание, заставляя двигаться и находить, а найдя — преодолевать препятствие за препятствием, увлекая за собой тех, кто рядом .

Когда преобладало белоснежное оперение — Цветок искрился холодной, безмолвной, спокойной ледяной красотой всех Снежных Королевств. Но очень быстро сердце начинало замерзать под такой ледяной бронёй, биться реже, близкие уже не могли достучаться через красоту ледяных кристаллов до него — и тогда Он спохватывался и начинал Мечтать (как мы помним — именно это восстанавливало огненное оперение).

Однажды Он встретил Её. И снова крылья за Его спиной развернулись, как когда-то в детстве, когда папа подкидывал Его к потолку — и Он парил..долгие, бесконечные мгновенья Счастья.

Оперение Её «доспехов» было сильно потрёпано. Мало того, даже крылья за Её спиной сильно поредели — видимо перья оттуда тоже использовались, а восстанавливать их Она не умела (или забыла, как это делается).

Он попытался рассказать Ей о такой возможности — но Она не поверила ему. Впрочем, как и другие, с кем Он пытался говорить на эту тему.

Тогда Он оставил разговоры на эту тему, но остался рядом — ибо только рядом с Ней Он всегда парил на несколько сантиметров над землёй. Его крылья были так сильны, что Он мог, взяв за руки — поднять над землёй и Её, увлекая в Полёт Счастья. Он поощрял Её попытки Мечтать — и очень радовался, когда видел ещё одно маленькое новое огненное пёрышко в крыле Её Воителя. Кроме этого — Он всегда старался находиться рядом в трудные для Неё мгновения, принимая удары на себя, чтоб Её Хранитель мог сохранить своё оперение — Его Хранителю такие удары сдержать было проще, да и восстанавливать оперение Он умел. Постепенно и Она научилась прощать — просто потому, что отправляться в Полёт Счастья легче без «камней обид» за пазухой. И с каждым прощением — в оперении Её Хранителя появлялось ещё одно красивое белоснежное, с переливом северного сияния, перо. Иногда Она даже слышала лёгкое «дзинь!» при его появлении — но не верила своим ушам.

Она была очень благодарна Ему за Полёты Счастья, за то спокойствие и воодушевление, что пришло в Её Жизнь вместе с Его появлением. С тревогой смотрела Она, как кидается Он в очередную Битву Жизни, готовая броситься Ему на помощь (Она ещё помнила, как сама билась в таких битвах в одиночку, и как сложно было выжить). Останавливало одно — Он никогда не просил Её помощи. И Она не знала — то ли потому, что не считал Её способной, то ли потому, что не считал себя, как Мужчину, вправе просить такой помощи.

Однажды, уходя в такую очередную Битву, Он сказал: «Тебе понадобится», и, сорвав что-то невидимое со своего плеча, приложил раскрытую ладонь к Её груди.

Поцеловав Её, как всегда, когда уходил из дома, Он ринулся в Битву.

Тонкая цепочка кровяных пятнышек потянулась за ним вслед (а как вы думали? вырвать из-за плеча Хранителя — без крови не получится!) — и тут Она УВИДЕЛА!

И поняла, что эта Битва — одна из Главных в Его Жизни, и проиграй Он — под угрозой и Она тоже, и Ей тогда понадобится ВСЁ оперение Её Хранителя. Но Она не успела его восстановить, да и не умеет пока. Поэтому Он отдал Ей своего Хранителя.

Она прижала Его Хранителя к груди и кинулась туда, где звенели в Битве мечи..

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector